Золотая планета - страница 3


- Я не могу вам приказывать, но большая просьба – держать язык за зубами, - обратился он к изыскателям. – Планета уничтожена, и золотого лишайника больше нет, но все равно я не хотел бы лишних разговоров …

Дэку не нужно было напоминать об этом. Молчание было и в его интересах. Бутылка минеральной воды по-прежнему лежала в его кармане.

Затем взял слово Пит Стэнсон:

- Все свободны на две недели. Через четырнадцать дней всех прошу явиться на космодром, секция А-6. Будем принимать новый корабль.

Дэк отправился в офицерскую гостиницу, где обычно снимал номер во время пребывания на Земле. Открыв дверь в одну из комнат, похожих друг на друга как ячейки в улье, он поставил бутылку с минеральной водой в холодильник. Затем растянулся на кровати, закинул руки за голову и стал думать. Наверняка за ним станут следить, как и за остальными тринадцатью членами экипажа. Если он попробует достать метан, это сразу станет известно генералу Стэнсону. Последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Методы слежки в современном мире таковы, что ни один человек ни на одну секунду не может быть уверен, что находится в одиночестве и вне досягаемости различных «жучков», «глазков» и прочей специальной аппаратуры. Короче, пытаться добывать золото, находясь «под колпаком» постоянной слежки различных шпионских и секретных служб – безнадежная затея. Эти самые службы быстро накроют любое его мероприятие …

Дэк подскочил на кровати. Шпионские и секретные службы! Какие к черту службы? Генерал Стэнсон все сделал в одиночку. Как ему это удалось – одному богу известно. Неважно. Если бы к делу были подключены секретные службы, генерал Стэнсон не обыскивал бы лично изыскателей. Это сделали бы другие ребята – профессионалы. Да и обыскивать было бы некого … Дэк же сам решил, что в случае, если бы о лишайнике стало известно властям, «Энергию-6» уничтожили бы вместе с экипажем.

Значит, значит … Дэк в волнении поднялся и заходил по комнате. Нужно рассуждать спокойно. Итак, если Пит Стэнсон сообщил о ситуации только своему дяде, то генерал Стэнсон каким-то образом взял крейсер и в одиночку прибыл к Золотой планете. В новостях сообщалось, что изыскательский корабль потерпел бедствие. Вполне вероятно, что Пит Стэнсон по просьбе дяди передал радиограмму «SOS», и для руководства Военно-космических сил генерал Стэнсон вылетел в обычную спасательную экспедицию. А то, что он вылетел лично, никого не удивило: в беду попал его племянник …

Так могло быть. Было ли так на самом деле, неважно. Факт тот, что генерал Стэнсон прилетел один и лично обыскивал экипаж «Энергии-6». Возможно, экипажу крейсера он сообщил, что изыскательский корабль заражен неизвестной болезнью, принесенной с планеты. И это неважно. Цели своей он достиг: племянник спасен, планета и изыскательский корабль уничтожены, экипаж «Энергии-6» обыскан максимально возможным в этой ситуации способом. У Ли Мина сняли золотую коронку с зуба, а Юхе Бакке даже разрезали живот … Все это вместе взятое означает лишь одно: никаким государственным службам не известно, что произошло на Золотой планете, и никто за Дэком следить не будет. Генерал Стэнсон точно не связан близко с разведкой, полицией и прочими государственными ведомствами, профессия которых – следить за людьми. Он – изыскатель. Он может обратиться в разведку или полицию только официальным образом.

Значит … У Дэка перехватило дыхание. Значит, он свободен! Он может делать все, что захочет. Может доставать метан, помещать споры в контейнер и «выращивать урожай». Он может в перспективе иметь денег столько, сколько сочтет нужным. Если, естественно, споры живы, и у него все получится …

Такое открытие стоило отметить. У него впереди две недели, и деньги теперь можно не экономить.

Дэк набросил куртку – на дворе занималась осень – и вышел из номера. Дверь он закрыл на ключ, и ключ не стал сдавать администратору. К счастью, в этой гостинице порядки были демократичными: остановившись в ней, человек становился полным хозяином своего номера.

Дэк вышел на улицу.

Космодром располагался на самом конце огромного густонаселенного полуострова с древним названием «Флорида». Но, несмотря на густоту населения, в окрестностях космодрома никто не жил. С трех сторон его окаймляла полоса пенистого прибоя, за которым начинались морские просторы. С четвертой на протяжении сотни километров тянулась безлюдная местность, пересеченная широкими прямыми дорогами для наземного транспорта. Обжитые районы начинались за пределами охранной зоны: дань временам войн и противостояний между государствами. Сейчас охранная зона сохранялась в целях элементарной безопасности.

Дэк подошел к стоянке такси, нажал кнопку вызова и забрался в приземлившийся флайер с клеточками на боку. Немного подумав, он выбрал маршрут ближайшего пляжа и поставил модуль на автопилот. Потом откинулся на сиденье и задумался. Лететь предстояло полчаса.

Что он будет делать, когда станет миллионером? Дэк смутно представлял себе, как живут миллионеры. Во-первых, он станет есть только натуральные продукты и пить натуральный коньяк. Во-вторых, он будет отдыхать ... Здесь Дэк запнулся. Что значит отдыхать? За всю свою жизнь Дэк отдыхал в сумме не больше года. В космошколе у него отдыха не было, не считая часа личного времени по вечерам да редких увольнительных в воскресенья. Когда он стал офицером, ему полагался ежегодный отпуск по службе, но у него постоянно находились какие-то дела. То необходимо освоить новую технику или вооружение, то начальство просило слетать на какую-нибудь планету: «Стаффорд, вы в отпуске? Слетаете, сделаете то-то и то-то, заодно отдохнете …» То его просто в отпуск не отпускали, аккуратно перечисляли на карточку компенсацию и отправляли в новую командировку.

Честно говоря, Дэк с трудом мог вообразить себе, что проснется утром, и у него не будет никаких дел.

Модуль приземлился на узкой полоске тротуара, тянувшейся вдоль пляжа. Тротуар был пешеходной дорожкой, тут и там виднелись киоски-автоматы, торговавшие прохладительными напитками, легким алкоголем, закусками, мороженым и прочей снедью, выпиваемой и съедаемой на ходу.

Дэк выбрался из модуля и осмотрелся. По морю бежали белые барашки, дул свежий ветерок – погода явно не располагала к купанию. На тротуаре было довольно многолюдно: компании, парочки и одиночки прогуливались по побережью, кучки людей виднелись возле многочисленных кафе и ресторанчиков. Дэк, особо не раздумывая, зашел в один из них и уселся за столик. Миллионером он будет когда-то, а хорошо поесть можно прямо сейчас. Вызвав голографическое меню, он быстро набрал заказ и оплатил его кредитной карточкой. Уже через минуту его столик был уставлен блюдами: шашлычный шампур с нанизанными тонкими ломтиками мяса красовался на большой тарелке с ломтиками помидоров, огурцов и кружочками лука, и все это было посыпано мелко нашинкованным укропом. На следующей тарелке лежал средних размеров поджаренный карп с темно-золотистой корочкой, рядом высилась горка жареной картошки. На других тарелках расположились большой круг белого хлеба, ломтики сыра и ветчины, зеленый горошек, кукуруза и авокадо. Пирожное на десерт и кофе были запрограммированы на конец ужина.

Выбросив на полчаса из головы все проблемы, Дэк с удовольствием проглотил роскошный – по меркам изыскателей – ужин и, попивая кофе, задумался. Он мог отбросить золото и остаться изыскателем, и прожить обычную для военного космонавта жизнь. В которой ему уже все известно от корки до корки … Через десять лет выйти на пенсию и оказаться никому не нужным.

Или попытаться использовать предоставившийся шанс.

Будучи достаточно умным человеком, Дэк понимал, что ведет ограниченную жизнь. Фактически его жизнь была втиснута в тесные отсеки корабля и в космопорты, которые мало отличались от тех же кораблей. Может быть, чуть большими просторами и большим количеством людей. Но с другой стороны, Дэк любил свою работу и ничуть не тяготился жесткими рамками режима и дисциплины, принятыми в Космофлоте. С семи лет, когда родители отдали его в космошколу, он принял этот порядок, врос в него и чувствовал себя вполне комфортно в военно-космическом мире. Работа, отдых и сон здесь пунктуально чередовались, и, несмотря на жесткие временные ограничения, времени почему-то хватало на все.

А кроме того, эта работа давала ему возможность увидеть такие миры, которые не видел ни один человек, работающий на Земле, испытать то, о чем не мечтало подавляющее большинство людей.

Правда, любое очередное испытание могло оказаться последним …

В конце концов Дэк устал от этих размышлений. Допив кофе, он проверил кредитную карточку – обед стоил четверти его отпускных, - заказал пару бутылок пива с собой и вышел из ресторанчика. Он однозначно попробует. Только дурак на его месте отказался бы от возможности разбогатеть! Дэк вызвал такси и, пока летел на космодром, детально продумал свои дальнейшие шаги по предполагаемому обогащению. А сегодняшний день он полностью посвятит отдыху. Вернувшись в номер, Дэк откупорил пиво, с удовольствием посмотрел пару боксерских поединков, а на закуску – футбольный матч, и завалился спать.

На следующее утро он принялся осуществлять свой план. Встав пораньше и освежившись под холодным душем, Дэк переоделся в костюм со светлой рубашкой и галстуком, позавтракал в местном ресторанчике космопорта и отправился в Майами. Гигантский мегаполис на территории Флориды мог поглотить любого человека и позволял легко затеряться в городских джунглях.

Найдя по справочнику фирму по изготовлению металлоконструкций – Дэк специально выбирал самую небольшую и невидную, - он сделал заказ. Заказу удивились, но приняли и пообещали изготовить за три дня. Дэк заказал металлический ящик, герметичный, обшитый изнутри деревом, с открывающейся крышкой и трубкой, ведущей внутрь и снабженной резьбой и краником. Он объяснил свой заказ проведением некоторых химических экспериментов, и в общем-то говорил правду.

Там же он купил три бруска свинца: еще средневековые алхимики проводили опыты по превращению свинца в золото.

Оплатив заказ, Дэк зашел в ближайшее кафе-автомат, где подавали синтетические блюда. Взяв привычный синтетический бифштекс, салат из гидропонных водорослей и синтетический кофе, Дэк принялся размышлять, где бы раздобыть метан. На самом деле это простейшее соединение углерода и водорода было очень распространено в Солнечной системе и вообще во Вселенной. Некоторые планеты полностью состояли из метана, на Юпитере и Сатурне, скажем, его запасы были огромны. По космическим меркам до Юпитера и Сатурна рукой подать … Дэк впервые за много лет ощутил себя простым земным человеком с его ограниченными возможностями: добраться до Юпитера и Сатурна сейчас для него было нереально.

В свое время Дэк изучал историю Земли и знал, что на планете существовали месторождения природного газа – метана. В истории рассказывалось, что метан сжигали в специальных печках – камфорках, - и на этом огне приготовляли пищу. В каждом доме стояла хотя бы одна такая печь.

То есть раньше достать метан проблемы не было.

Но где достать его на Земле сейчас?

С другой стороны, то, что нельзя достать в готовом виде, можно сделать.

Дэк доел свой синтетический бифштекс, выпил большой стакан привычного синтетического кофе и поднялся. Ему нужна частная химическая лаборатория. Или химическая фирма, имеющая такую лабораторию.

Зайдя в телефонную будку, Дэк принялся листать справочник. Сразу отбросив крупные концерны и известные фирмы, он остановился на трех, о которых никогда раньше не слышал. В первых двух ему отказали, в третьей пригласили приехать на разговор. Приятный женский голос сказал адрес и объяснил, на каком такси добраться.

В неделовом районе Майами, в притулившемся среди обычных магазинов бизнес-центре Дэк по указателям нашел химическую фирму. Фирма располагалась в двух маленьких комнатках, где кроме девушки-секретарши никого не было. Девушка объяснила, что они занимаются изготовлением эксклюзивных химикатов в небольших количествах по отдельным заказам. Метан на Земле XXXV века вполне подходил под эксклюзивный химикат, а количество Дэку требовалось – баллончик на несколько литров. Записав заказ и пообещав, что все будет готово через неделю, девушка назвала сумму оплаты. Дэк про себя присвистнул. Трехлитровый баллончик метана стоил в два раза больше, чем контейнер и бруски, вместе взятые. Вообще, его «комнатная фабрика» по производству золота обошлась ему более, чем в четыре сотни кредитов. На его карточке оставалось всего около сорока кредитов.

Дэка это не обеспокоило. Неделю он прекрасно может прожить на дешевой синтетической пище.

Больше в городе Дэку делать было нечего. Выйдя из бизнес-центра, он направился по тротуару вдоль проспекта без цели, куда глаза глядят. Около часа он шагал по широкой улице в тени зеленых деревьев, наслаждаясь ярким солнышком, поедая мороженое и разглядывая встречных девушек. В конце прогулки Дэк купил в автомате бутылку минеральной воды, с удовольствием выпил в этот жаркий день, затем вызвал такси и вернулся на космодром.

На космодроме он зашел в маленький универсальный магазинчик, который вместе с рестораном, баром, камерой хранения и продовольственным магазином располагался на первом этаже отеля. Выбрав подходящую по размеру металлическую сковородку, он расплатился за нее и поднялся в номер. Предстояло удостовериться, не были ли напрасны его усилия.

Достав из холодильника бутылку минеральной воды со спорами, Дэк отвинтил крышку, вылил воду на сковородку и положил туда же свинцовые бруски. Затем выдвинул ящик стола, поставил в него сковородку и задвинул ящик обратно. Ветра в столе точно нет, так что споры никуда не улетят, а вода за три дня наверняка испарится.

Теперь оставалось только ждать. Время Дэк проводил как обычно в отпуске: загорал, купался в океане, попробовал – безуспешно – познакомиться с одной девушкой. На третий день он слетал на такси в Майами, зашел в металлургическую фирму и получил свой заказ. В номере Дэк вытащил из стола сковородку, вода из которой полностью испарилась, и поставил ее в металлический ящик. Оставалось ждать метана.

Метан, как и было обещано, был готов через неделю. Подсоединив баллон к металлическому контейнеру через втулку-переходник, Дэк открыл вентиль. Газ с шипением заполнил герметичный контейнер. Подождав, пока шипение прекратится – давление в баллоне и контейнере уравнялось, - Дэк закрыл вентиль и задвинул ящик с баллоном под кровать. Через месяц можно будет собирать урожай.

Вторая неделя отпуска пролетела для Дэка незаметно: солнце, пляж, натуральное мороженое днем и натуральное пиво вечером. По окончании двухнедельного отпуска Дэк в назначенное время прибыл к месту встречи экипажа «Энергии-6» - космодром, 6-я секция. На взлетной площадке стоял серебристый корабль, как две капли воды похожий на «Энергию-6».

- «Энергия-четырнадцать», - приветствовал подошедшего Дэка Вик Иванофф. – Будем принимать.

Экипаж был в сборе. Появился Пит Стэнсон. Поздоровавшись, он объявил:

- Три дня на знакомство с кораблем. Потом стартуем. Экспедиция на два месяца. Обследуем три планеты. Все как обычно.

«Энергия-14» была похожа на «Энергию-6» как сестра-близняшка. Занимаясь привычным делом – проверяя одну за другой системы корабля и ставя отметки в своей памяти, - Дэк почти забыл о спорах, оставшихся в металлическом ящике у него в номере. Привычная работа, привычное окружение направили его мысли в привычное русло: он полностью окунулся в работу, и мечты о миллионах и миллиардах отошли на второй план.

На корабле никто не разговаривал о Золотой планете. Занятым делом изыскателям было не до того: впереди ждали новые командировки. Ли Мин сверкал золотой коронкой на зубах, Юха Бакке ни словом не упоминал о той операции, которую ему пришлось пережить две недели назад. Тем более что такие разрезы при нынешнем состоянии медицины залечивались за три дня.

Перед отлетом Дэк засунул контейнер с баллончиком в большую черную сумку, в которой хранил свои немногочисленные пожитки, заложил их сверху вещами и сдал сумку в камеру хранения.


Командировка для изыскателей на этот раз выдалась удачная. Правда, две из трех обследованных планет не представляли никакого интереса: пустышки, обычные каменные глыбы, затерянные в холодном космосе. Третья планета, находившаяся от местной звезды на расстоянии, сравнимом с расстоянием Марса до Солнца, оказалась более интересной. Выходы руд цветных металлов на поверхность, гравитация в одну вторую земной, признаки воды в атмосфере – все это позволяло занести планетку в разряд возможных для использования в ближайшем будущем. Изыскатели с ног сбились, проводя на поверхности планеты по двенадцать часов в сутки. Вик Иванофф, вернувшись после очередной высадки, подмигнул Дэку в коридоре:

- О-кей, Стаффорд, я тоже нашел золото. Правда, не столько, сколько у тебя …

Вик не шутил. Действительно, на одном из своих маршрутов они с Джаном наткнулись на золотую жилу. Выход жилы на поверхность был тут же измерен, сфотографирован и расчерчен на карте. Донесение полетело в Центральный изыскательский штаб. Планетка явно оказывалась в списке на первоочередное освоение. Где золото, там с большой долей вероятности окажутся другие цветные металлы: титан, вольфрам, молибден, никель. Маленькая планетка превращалась в большую драгоценность. Люди ходили возбужденные, вечером в кают-компании Пит Стэнсон разрешил открыть коньяк и виски.

Держа в руках бокал с праздничными ста граммами, Дэк впервые за этой суматохой вспомнил о своем контейнере. Если там все нормально, то свинец уже должен превратиться в золото … Дэк взглянул на окружающие его лица: откровенно радостные, как у Марта, сдержанные у Хосе Аринаса и Берта Харша – но ни одного равнодушного.

- Премия, командир. Теперь тебе нужно выбивать премию, - с хитрой ухмылкой сказал Вик Иванофф, и одобрительный гул голосов выразил полную ему поддержку. Пит Стэнсон, такой же веселый, как все остальные, улыбался и кивал в ответ. Дэк понимал, что не премия сама по себе интересовала экипаж: все радовались успешно исполненной работе. Среди сотен и тысяч «пустышек», разбросанных в космосе, найдена планета, пригодная к освоению в ближайшее время. Не пропали даром месяцы, проведенные на корабле, и километры, исхоженные по поверхности планет. Изыскатели сделали то, ради чего они и работают, и удовлетворение от хорошо сделанной работы было главным чувством, которое испытывали люди. Ну, и премия, конечно, не помешает.

Дэка впервые занозой кольнула мысль, что вот этого в будущем, он, вероятно, будет лишен. Чувства общности с товарищами, занимающимися одним с ним делом …

Дэк оставил незваную мысль без ответа. Выпив свой коньяк, показавшийся ему необыкновенно вкусным, он присоединился к общему веселью. Контейнер и свинцовые бруски отошли на второй план.

На первом плане они оказались сразу после возвращения. «Энергия-14» вернулась на Землю через три месяца после старта. Их встречали. Сразу после посадки на борт поднялись несколько человек в форме и штатском: руководство Главного изыскательского штаба, в том числе генерал Стэнсон. Рукопожатия, ободряющие хлопки по плечам и слова благодарности – всего этого изыскатели получили в избытке за время присутствия начальства на корабле. В заключение руководитель изыскательской программы – коренастый седой генерал – сообщил, что на личный счет каждого члена экипажа «Энергии-14» зачислено по пять тысяч галактических кредитов, еще раз поблагодарил весь экипаж и добавил, что в дополнение к премии все получат отпуск на две недели.

- Будет время, чтобы истратить денежки, - прокомментировал Вик Иванофф.

Дэк только кивнул в ответ. При упоминании о деньгах в его памяти всплыл контейнер со свинцовыми брусками. Он заберет его из камеры хранения завтра – сегодня вечером намечался небольшой банкет с участием почти всей команды. Только Пит Стэнсон, Хосе Аринас и Берт Харш, извинившись, заспешили к своим семьям.

Утром Дэк проснулся в семь часов и подскочил в кровати как ужаленный. Быстро приняв холодный душ, он растерся гостиничным вафельным полотенцем, оделся и вышел из номера. Спустившись на лифте на первый этаж, Дэк вошел в камеру хранения, опустил жетон и открыл ячейку. Все в порядке, сумка на месте. Закинув ее на плечо, Дэк поднялся к себе в номер. По тяжести он понял, что контейнер с баллончиком никуда не делись. Он поймал себя на мысли, что ему все равно, будут ли в контейнере какие-то изменения …

Дэк закрыл за собой дверь в номер на ключ и поставил сумку на стол. Зачем-то оглянулся, убрал из сумки лишние вещи и вытащил контейнер. Открыл его … На желтой сковородке лежали три продолговатых желтых бруска.

Ожидания его не просто сбылись, а сбылись на двести процентов.

Дэк медленно подошел к окну и оперся о подоконник. Перед ним расстилалась панорама космодрома. На синем безоблачном небе ярко светило солнце, внизу зеленели газоны, на светлом полотне бетонных плит сверкали серебристые корабли. Дэк нашел взглядом небольшую «Энергию-14». Еще вчера он был обычным изыскателем, элита Военно-космических сил, с заслуженной премией в пять тысяч кредитов в кармане, двумя неделями отпуска впереди и абсолютно ясной дорогой в будущем. В будущем его вновь ждали тесные коридоры и каюты звездолетов, новые планеты, по большей части похожие одна на другую, рутинная работа с приборами и выискивание мельчайших следов металлов и воды на безжизненных голых камнях. Если повезет, он найдет еще одну такую планету как последняя, получит еще одну премию и отпуск в две недели, который проведет: если повезет – на Земле, если нет – в космопорту одной из обжитых планет, вновь в тесных стенах гостиниц, вокзалов, развлекательных центров …

Будущее свое Дэк мог предсказать до мельчайших подробностей. Если он откажется от желтой сковородки и желтых брусков, лежащих в металлическом контейнере.

А если не откажется? Дэк смутно представлял себе, что он будет делать со свалившимся на его голову золотом.

Однако у него есть две недели. За это время можно попытаться сделать что-нибудь… Дэк засунул контейнер под кровать и вновь вышел из номера. Спустившись на лифте, он зашел в ресторанчик и заказал завтрак. За натуральной яичницей с беконом и черным кофе с жареными тостами Дэк наметил ближайший план действий.
2298756659782984.html
2298887049787079.html
2299060649994363.html
2299154768881009.html
2299328155288900.html